+375 (17) 272-06-08
Написать письмо
Главная Новости
17.04.2020

Семейная пара историков пишет книги для школьников о белорусских героях

Книги необычной семейной пары историков — Николая Богодзяжа и Ирины Масленицыной — давно считаются бестселлерами. В популярной форме авторы рассказывают о персонажах белорусской истории. Недавно в издательстве «Беларуская Энцыклапедыя iмя П.Броўкi» в серии «История для школьников» вышло сразу несколько книг творческого дуэта. Что необычного откроют для себя читатели, как выбирались персонажи и легко ли опровергать стереотипы — об этом мы говорим с Ириной и Николаем.


Ирина Масленицына: Первой нашей книгой в серии «История для школьников» стала «Анастасия Слуцкая», сейчас вышли сразу три — «Всеслав Чародей», «Давыд Городенский» и «Ирина Паскевич». Готовится к выходу книга «Михал Клеофас Огинский». 

— По какому принципу выбирали персонажей?

Николай Богодзяж: О каждом можно сказать: «Это наш герой». Личностей вроде Жанны д’Арк и Александра Невского хватает и у нас, но, скажем, о Давыде Городенском в учебниках — три предложения. 



И.М.: А ведь это полководец, который не проиграл ни одной битвы, при котором враги ни разу не взяли Гродно. И достаточно весомая фигура Средневековья. Всем, кто изучает тот период, известен голод, во время которого в Европе вымирали целые города. В наших летописях почему-то об этом не говорится. Да, мы встречаем упоминания о дождях, неурожаях, о том, что князя Витеня во время грозы убило молнией, но не более. 

Варяжская дружина князя Всеслава Чародея умела передвигаться так быстро, что современники могли объяснить это только чудом.

Н.Б.: Дело в том, что в это время Давыд Городенский под Новогрудком одержал победу над крестоносцами. Забрал их коней, доспехи, весь обоз. Затем по просьбе Давыда эту добычу выгодно продали новгородские и псковские купцы, и на выручку было закуплено зерно. Поэтому у подданных князя было что есть и сеять. 

И.М.: Мы сопоставляем разные источники. Например, Давыд Городенский был женат на дочери князя Гедимина Бируте. С другой стороны, есть миф, что город Лида назван в честь дочери Гедимина Лидии, существует и легенда о соснах возле Лидского замка, где люди Гедимина принесли в жертву языческим богам католических рыцарей-миссионеров. 

Нигде не значится, что у Гедимина была дочь Лидия. Но у каждой дочери указывается и христианское имя, полученное перед замужеством, и языческое, и только в отношении Бируте одно языческое. Мы допустили, что если народ запомнил дочь Гедимина Лидию, которая выходила замуж за православного князя, то речь идет о Бируте, которая была крещена как Лидия.

Теперь понимаем и подоплеку легенды о соснах у Лидского замка: после того как Бируте погибла, проповеди рыцарей-миссионеров стали восприниматься враждебно. 

— Всеслав Чародей запомнился как князь-оборотень, который согласно летописям мог превращаться в волка и невероятно быстро перемещаться. Чем вы это объясняете?



И.М.: Всеслав — христианин, мистика неуместна. Но у него было уникальное в смысле физической подготовки войско. Оно могло совершать марш-бросок так быстро, как ни одно другое войско. Современникам казалось это чудом, в летописях писали — «серым волком скакнул». 

Н.Б.: Часть дружины Всеслава Чародея была варяжской — ее составляли даны, предки современных датчан. Датские викинги были Всеславу родственниками по матери — мы считаем, что ею была Эстрель Датская, сестра Кнута Великого. Свою варяжскую сотню князь называл братьями.

— Почему вы взяли одной из персоналий Ирину Паскевич?



И.М.: Сейчас о ней известно довольно много: гомельская княгиня Ирина Воронцова-Дашкова, в замужестве Паскевич. Дела милосердия, которыми она занималась, были выше политических катаклизмов. Она считала духовным учителем Толстого, первая перевела «Войну и мир» на французский. Толстой говорил: там, где находишься, там и делай добро. Для Ирины Паскевич таким местом стал Гомель. Вот вам и пример: чтобы стать героем, необязательно идти в большую политику или махать саблей, как Мулан. 

Н.Б.: Гомельчане называют ее «наша Ирина». Упомянем хотя бы, что на их с мужем фабрике впервые в Российской империи был введен восьмичасовой рабочий день. 

— Как вы представите личность Михала Клеофаса Огинского?

Н.Б.: Он у нас не столько музыкант, сколько политик, экономист, последний министр финансов Речи Посполитой. 

И.М.: Огинского семья предполагала готовить на место короля. Если бы Речь Посполитая просуществовала дольше, возможно, после Понятовского трон занял бы деятельный молодой человек, который в двадцать один год, став делегатом сейма Речи Посполитой, заявил, что не допустит обесценивания денег своей державы, и смело выступил против инициативы русского посла отлить дополнительно литовскую монету. Хотя в четырехлетнем возрасте Михал Клеофас и сказал Понятовскому: «Я бы хотел служить королю, но я бы не хотел быть королем, потому что мне сказали, что вы очень несчастливы». 

— Было ли такое, что во время подготовки материалов вы сами удивлялись?

Н.Б.: Да. Из летописей известна история о том, как Всеслав Чародей напал на Новгород и забрал колокола Софийского собора. Как это расценивать? Мы нашли сведения, что Всеслав заказал для полоцкого Софийского храма колокола в Византии, но их не довезли до Полоцка — перехватили новгородские ушкуйники. Всеслав узнал, что заказанные им колокола висят в Новгородской Софии. Писал новгородскому князю: «Отдай ворованное», писал его отцу, киевскому князю, — бесполезно. Вот и отправился забирать свое. 

— У вас есть еще одна новинка — «Легендарныя героi беларускай гiсторыi XI — XIX стагоддзяў», которая увидела свет в издательском доме «Звязда»…

И.М.: В течение нескольких лет мы раз в месяц публиковали эти очерки в журнале «Беларусь», и их иллюстрировал замечательный художник Арлен Кашкуревич. К сожалению, Кашкуревича уже нет в живых, но издание мы посвятили его памяти. 

Информация подготовлена по материалам “СБ. Беларусь сегодня”

.